Поиск по сайту производится «Яндексом» искать
 по сайту
Контактная информация:
e-mail: marketing@asphalt.ru
Главная страницаОглавлениеИнтервью
 

Интервью с президентом Национального объединения строителей Ефимом Басиным

Количество просмотров: 642

Строительный комплекс - локомотив экономики любой страны, и если он буксует, десятки смежных отраслей теряют заказы и объемы производства. О том, в каком состоянии российской "локомотив" и что ему мешает двигаться вперед, мы обсуждаем с президентом Национального объединения строителей Ефимом Басиным.

Ефим Владимирович, в середине лета, накануне своего профессионального праздника, строители, как правило, подводят первые итоги текущего года. По вашему мнению, каково положение строительной отрасли? Где она находится: в кризисе, стагнации или начинает выбираться из кризиса?

Пока, честно говоря, особо радоваться нечему, хотя стагнации, конечно, нет. Есть медленное, но все-таки движение вперед по развитию строительной отрасли, внедрению новых материалов и технологий - однако это не те темпы и объемы, которые заслуживают строители России. Все-таки денег явно не хватает: мы видим отток капитала, резкое падение инвестиций со стороны предпринимателей. Накануне кризиса принимались целые программы государственно-частного партнерства, но потом многие олигархи отказали от своих обязательств, в том числе, и в области строительства. А принятые программы отстают на 2-3 года из-за нехватки инвестиций.

Сегодня в России есть два пиковых региона по части строительства: это Олимпийский Сочи и Владивосток с объектами саммита АТЭС. Там действительно бурлит жизнь, очень много людей и техники, но такая концентрация позволяет решать масштабные, можно даже сказать, глобальные задачи. Довольно активное строительство идет в Санкт-Петербурге, в Казани, Екатеринбурге и в Москве, а во всех остальных регионах мы видим существенное снижение загрузки строителей, и как следствие, усиление конкуренции между ними.

Однако конкуренция дает и положительный эффект - она заставляет бороться за качество, сроки строительства, экономию средств, энергоэффективность. Как следствие - появление новых технологий, в том числе индустриальных, и новых заводов по строительству доступного жилья. Хочу особенно подчеркнуть, что в последний год государство обратило пристальное внимание на строительство жилья именно эконом-класса. Раньше у нас строили или коммерческое жилье, или социальное, а сейчас строится жилье, доступное людям со средним достатком.

Среди проблем, которые мешают строителям работать, - надоевшие всем административные барьеры. Сейчас много говорится о борьбе с ними, но пока мало что делается. Разрешение на строительство и согласование всей документации по-прежнему нужно получать месяцами. Затраты, связанные с платой за подключение и согласование с локальными монополистами, которые буквально заполонили все и вся, непомерны, и их необходимо снижать. Хорошо, что об этом говорится на самом высоком уровне - появляется надежда, что здесь мы все-таки добьемся успеха.

И, конечно, отстает развитие транспортной инфраструктуры. В свое время до 2020 года было намечено строительство новых железных и автомобильных дорог, портов и аэропортов. К сожалению, все это откладывается на 2-3 года, при этом транспортные пробки, в которых оказалась не только Москва, но и вся страна, ведут к большим экономическим потерям.

Дороги - это вечная беда России. Новых строится очень мало, да и существующие постепенно приходят в скверное состояние, даже федеральные трассы. Их или не ремонтируют, или обновляют разрозненными кусками. Неужели мы и в XXI веке будем жить в бездорожье?

То, как сегодня ремонтируются дороги, - это не ремонт, а латание дыр, потому что нового асфальта толщиной 3-4 см больше чем на 2 года не хватит. Безусловно, нам нужны нормальные дороги, и много, и построены они должны быть по современным технологиям, с использованием долговечного покрытия, например, бетонного или щебеночно-маститого асфальта (ЩМА). А кусками дороги делаются потому, что денег не хватает - все опять упирается в инвестиции.

Сколько раз нам говорили, что мы очень дорого строим! Но как можно построить дешево, если только на выкуп земли под объектом или дорогой, на снос и перенос строений и сооружений, на получение разрешений на подключение к сетям идет почти половина стоимости объекта! И год от года растет цена на строительные материалы. Во время кризиса показалось, что цены начали снижаться, и Правительство моментально начало вводить различные понижающие коэффициенты. В результате, инфляция за последние годы составила около 30%, а у нас ценообразование на уровне 2008 года! И считается, что это нормально.

Металлурги подняли цены на металл, цементники - на цемент, особенно изощряются владельцы местных карьеров нерудных материалов - цены выросли на 18% за год. Тарифы на железнодорожные перевозки и электроэнергию тоже повышаются. За счет чего экономить? Ведь строителям нужно не выживать, а развиваться. А если нет средств для покупки новой техники, оборудования и материалов - откуда появится качество?

Может ли российская наука помочь строителям? Остались ли наработки и ведутся ли новые исследования?

Наши научные институты, которыми мы так гордились, сегодня находятся в страшном упадке. Я, еще будучи министром строительства, пытался сохранить строительную науку в лице наших трех китов - ЦНИИСК, НИИЖБ и НИИОСП им. Герсеванова - мы для этого создали НТЦ "Строительство", который сейчас фактически прекратил свое существование. Но наработки остались, например, в области железобетона, которыми можно только восхищаться: есть, например, бетон марки 1000 или водонепроницаемый бетон.

Однако внедрение всего этого разбивается о возможности заказчика и опять же об инвестиции. Вот и выпускаются устаревшие стройматериалы неважного качества по завышенным ценам или приходят на наш рынок иностранные материалы. Характерный пример: для того, чтобы построить асфальтово-бетонную взлетную полосу в аэропорту Геленжика, мы везли битум из Европы, где он дешевле и лучшего качества, потому что там совершенно другие - современные - технологии производства этого материала.

Еще одна проблема, требующая комплексного решения, - использование отходов производства. Промышленность строительных материалов - благодатная отрасль, в которой можно утилизировать почти все.

У нас 80 миллиардов тонн отходов промышленного производства лежат без дела! Тысячи гектаров хорошей земли, пригодной и для сельского хозяйства, и для строительства, заняты под этими терриконами. Но как только дело доходит до использования золы или шлака, эти так называемые хозяева резко взвинчивают на нее цену. Уверен, что их нужно поставить в такие условия, чтобы они сами бегали за производителями и предлагали все забрать. А это можно сделать только через налоги или штрафы, связанные с нарушением экологии. Весной 2011 года Владимир Путин дал поручение проработать этот вопрос, надеюсь, что дело сдвинется с мертвой точки.

Но ведь ситуация складывается так, что государственному заказчику невыгодно внедрение новых материалов. Сегодня на электронном аукционе побеждает тот, кто даст самую низкую цену на строительство. А это априори закладывает дешевые материалы. Мы говорим о модернизации, инновациях, о том, что нужно развивать науку, привлекать новые материалы, но в момент торгов все эти благие пожелания перестают существовать...

Вы затронули самую больную тему.

ФЗ-94, которым так гордилось минэкономразвития (сейчас уже не гордится) и так гордится сегодня ФАС, предусматривает, что аукцион выигрывает тот, кто максимально сбросил цену. И в результате цена сбрасывается на 40-50%. Но ведь заказчик взял эту цену не с потолка - проектировщик разработал проект, госэкспертиза проверила правильность расчетов, заказчик выделил бюджетные средства на этот проект, и вдруг он становится в два раза дешевле. С какой стати? Но чудес же не бывает, и такой демпинг может дать либо катастрофически неграмотный участник, не понимающий как и что можно строить, либо авантюрист, который или перепродаст контракт, или получит аванс и исчезнет. И таких случаев у нас очень много.

Второй вариант - заказчик становится заложником этого "демпингиста", и ради того, чтобы построить объект, фактически соглашается на шантаж, доплачивает деньги, переделывает проект, чтобы хоть как-то выкрутиться. Мы это видим на примере стадиона "Зенит" и Кольцевой автодороги в Санкт-Петербурге.

У ФАСа есть очень весомый аргумент - в результате аукционов сэкономлено 700 миллиардов рублей. А есть ли у вас данные, сколько объектов "благодаря" такой экономии было сорвано, недостроено, либо построено плохо, не принято заказчиком?

Дело в том, что повсеместное внедрение аукционов началось не так давно, поэтому статистики еще мало. Но в Высшей школе экономики есть данные, что экономия-то липовая, она при электронных торгах в целом не больше, чем была при конкурсах и тендерах. К тому же наши люди везде найдут выход! Народ приспособился, договариваются, очень часто заявляется всего один участник торгов или делается лишь один шаг по снижению начальной цены на 0,5%. Таких аукционов - 30%.

Второй вариант - участники и заказчик не договорились, торги идут вразнос, в результате чего цена падает 30-40%! Рубятся до последнего! Мы уже приводили пример, когда снижение цены было с 10 млн до 74 копеек! А что касается стадиона "Зенит", компания-подрядчик там сбила цену на 38%, на 6 млрд рублей, и должна была построить стадион к 2010 году. Сегодня 2011 год, там конца не видно, а стоимость строительства за это время увеличилась на 9 млрд рублей. Сдержать этот произвол можно при условии, что демпингующий будет обязан научно обосновать снижение цены, либо представить соответствующую банковскую гарантию.

Возможно, одной из задач Национально го объединения строителей мог бы стать сбор информации по таким объектам? В Москве, например, есть детский сад, который строится по контракту с 40-процентным демпингом. Он должен быть сдан 1 сентября. Может быть, поехать посмотреть, что получилось?

Видимо, да, пришло время НОСТРОю заняться этой проблемой более внимательно. И садик посмотреть, и данные собрать, и анализ сделать. Собственно, такая работа уже начата, будем ее активизировать. А результаты обязательно доведем до сведения и ФАС, и минфина, и широкой общественности.

Мы плавно подошли к деятельности Национального объединения строителей, президентом которого вы являетесь. Два года прошло со старта системы саморегулирования. Можно ли сказать, что эта система управления отраслью оправдала свое введение? И каким образом система саморегулирования может повлиять на ситуацию в отрасли? Что на себя могут взять строители, какие задачи они могут решать сами, не ходя за государством с протянутой рукой?

Моя оценка, может быть, выглядит субъективной, но введение саморегулирования сформировало хоть какой-то контроль состояния дел в отрасли. Лицензии получали или покупали, вешали на стенку и забывали на пять лет. ФЛЦ никого не проверял, никому не мешал работать, как Бог на душу положит.

При получении допуска СРО компания проходит и документарную, и выездную проверку экспертами саморегулируемой организации на наличие кадров соответствующего профиля, квалификации и опыта работы, материальной базы, страхования ответственности и т.д. При таком подходе компании-пустышки с тремя сотрудниками и секретаршей просто не имеют шансов получить допуск. Так что саморегулирование - это еще и защита потребителей от некачественных услуг. Это очень важная мера, которой во всем мире придается особое значение.

У нас постоянно что-то рушится, выявляются недоделки, упавшими кирпичами повреждаются машины и т.д. Раньше виновного было не найти, компенсация вреда третьим лицам решалась через суд. Теперь же для этого создается компенсационный фонд саморегулируемой организации, и из него, если не хватит страхового покрытия, будут возмещены убытки третьих лиц и прежде всего потребителей.

С другой стороны, все новое у нас прививается с трудом, и мы могли бы сделать гораздо больше, если бы нам очень сильно не мешали противники перехода на саморегулирование, а также сторонники некой анархии, когда никакого контроля за строителями не было бы в принципе. Они пытались приостановить процесс, направить его в другое русло - на такие маневры ушло больше года. Наконец, нужно было чисто психологически подготовить людей, доказать им, что мы можем больше не обращаться к царям и министрам, не унижаться, не выпрашивать помощи - мы сами можем все сделать, выстроить собственную систему управления. Сейчас строители в это уже поверили.

Но, к огромному сожалению, появились люди, которые на этом решили нажиться. Есть несколько СРО, которые откровенно торгуют допусками, переманивают членов других СРО обещаниями никогда и ничего не проверять, формально подходят к требованиям по выдаче допусков, к повышению квалификации, к аттестации. Поэтому одна из наших главных задач - борьба с коммерческими, недобросовестными СРО.

Но как можно бороться в рамках тех полномочий, которые имеет НОСТРОЙ? Читать мораль мошеннику бесперспективно. Нужно менять законы?

Нужно менять! В прошлом году под давлением группы весьма незаинтересованных в контроле за ними руководителей СРО из поправок к Градостроительному кодексу были выброшены статьи о наделении национальных объединений контрольными функциями, то есть правом проверять наши СРО на соответствие тем требованиям, которые мы разрабатываем, - по выдаче допусков, по созданию компенсационного фонда и т.д.

К сожалению, это было вычеркнуто, и свело на нет роль Национальных объединений. Мы сейчас имеем право только обращаться в Ростехнадзор и просить организовать проверку СРО. Однако за последние годы Ростехнадзор никого не лишил регистрации, даже за самые явные нарушения.

Нам наши же члены пеняют: вы ничего не делаете, а в Интернете тысячи объявлений о торговле допусками! Но что можно сделать в рамках нынешнего закона? Мы уже и на Совете НОСТРОя приняли решение: обращаемся в суд по самым злостным нарушителям. А стали разбираться более подробно и выяснили: по закону мы можем подать в суд только в том случае, если они не платят членские взносы. А на торговлю допусками - не можем! То есть заплати взнос - и торгуй себе спокойно! И все по закону. Мы пытаемся найти выход из этой ситуации, в рамках Координационного совета при минрегионе подключаем Прокуратуру, Следственный комитет, минюст, передадим туда все данные, которыми располагаем. В итоге для "коммерсантов" это все плохо кончится, но повозиться с ними придется. Знаете, надо не обсуждать, а 1-2 СРО исключить из реестра, и все поймут, что с государством и обществом шутить нельзя.

Какие еще изменения в законодательстве назрели за этот год?

Стало очевидным, что нужно конкретизировать систему формирования и содержания компенсационного фонда - там есть двусмысленность, а значит, есть и лазейка для использования этих средств на другие цели. Для защиты потребителя страхование в строительной отрасли нужно сделать обязательным, потому что мы видим очень много случаев ущерба, и далеко не всегда по вине строителей. Ну и, безусловно, нужно облегчить финансовые издержки малым предприятиям в получении допусков, снизить взнос в компенсационный фонд с 300 тысяч рублей до 100 тысяч. Здесь нужна дифференциация, и мы будем это отстаивать.

Не проходит ни одного крупного совещания, где сторонники и противники саморегулирования не поднимали бы вопрос о СНиПах, национальных стандартах и прочих нормативах. НОСТРОЙ в 2011 году заложил в бюджете огромные деньги на модернизацию нормативной базы, которых не было последние 10 лет. Зачем вам это нужно?

Но если не мы, то кто? 10 лет назад была допущена колоссальная ошибка, когда был принят закон "О техническом регулировании", по которому технические регламенты на все виды работ в любых отраслях должны были приниматься Государственной Думой. Но как можно принимать документ с чертежами и расчетами в парламенте? В результате 8 лет вообще ничего не делалось, причем закон о техрегулировании де-юре отменил все СНиПы, а де-факто по ним продолжали работать. Но СНиПы - это живой организм, который постоянно требует изменений и актуализации, потому что появляются новые материалы и технологии. В итоге они настолько устарели, что их уже стало опасно применять. А с другой стороны, актуализация СНиПов - это огромные затраты, на которые государство оказалось не готово.

В 2010 году мы договорились с минрегионом, что НОСТРОЙ на свои деньги начнет эту работу. Мы вместе утвердили перечень из 90 СНиПов и Сводов правил, которые в обязательном порядке должны быть актуализированы до середины 2012 года. 25 уже приняты, 47 в работе, остальные скоро начнут разрабатываться. На это пришлось пойти, иначе мы никогда бы не получили обновленную нормативную базу.

Кроме того, мы сегодня говорим об интеграции, о том, что нужно гармонизировать наши СНиПы с Еврокодами и правилами, открыть путь иностранному инвестору и строителю. Налаживается сотрудничество в рамках Таможенного союза, ЕврАзЭС, на международной арене, а для этого нужно иметь единые правила игры и все стандарты привести к общему знаменателю.

Ефим Владимирович, впереди День строителя...

Да, наш профессиональный праздник, конечно, хочется встречать с хорошим настроением, хорошими показателями. К сожалению, такое настроение будет далеко не у всех. У многих упала загрузка, многие недосчитались рентабельности, на которую рассчитывали. Но праздник есть праздник, и я хочу поздравить с ним всех коллег-строителей с нашим профессиональным праздником, пожелать не терять надежды на лучшее, верить, что инвестиции будут расти, что будут новые заказы и проекты. Здоровья и удачи всем вам и вашим близким!

Источник:

http://www.rg.ru/2011/08/12/otrsl.html

Оставить комментарий 
Вернуться назад 
 Вход пользователей

 Объявления

© 2008-2010 Асфальт.ру
Редакция cайта:
Реклама:
Реклама   |   О нас

Все о дорожном строительстве:
асфальт, щебень, песок, битум
минеральный порошок, асфальтировка